DIG.BY

Дмитрий Спицын - соматика, массаж, социальные танцы, электромобили, программирование

Как знаменитый Мулен Руж подарил зрителям канкан и стриптиз?

в категориях:

В Париже на Монмартре, близ площади Пигаль, где по ночам призывно подмигивают прохожим красные фонари, находится одна из достопримечательностей французской столицы – знаменитое кабаре Мулен Руж (Красная мельница). Создатели Мулен Руж сознательно поместили свое детище не в самом квартале Красных фонарей, а рядом. Они рассчитали мудро: любителям ночных развлечений из квартала с веселыми девицами не составит труда пройти несколько десятков метров, зато и солидные господа смогут посещать кабаре без опасения быть скомпрометированными. А чтобы подчеркнуть, что созвучная кварталу Красных фонарей изюминка будет и у них, возвели над своим кабаре декоративную ветряную мельницу, покрасив её в красный цвет.

Именно мельницу, как символ своего заведения, открытого 6 октября 1889 года, Шарль Зидлер и Жозеф Оллер выбрали не случайно. Неподалеку расположилась подлинная мельница Мулен-де-ла-Галетт, в пристройке к которой уже давно собирал по ночам посетителей модный ресторан с танцевальным залом. Вот и новое заведение под мельницей собиралось привлекать к себе публику танцами и хорошей выпивкой, соединив ресторан и музыкальный театр. Но танцы собирались ставить такие, чтобы у подгулявших господ дыхание перехватывало и появлялось желание отправиться в квартал по соседству, где ждут клиентов веселые девицы.

Танцевальной изюминкой Мулен Руж стала оригинальная (натуральная) кадриль, которую вскоре окрестят «французским канканом». Видимо, создатели кабаре были не без талантов, так как смогли интуитивно нащупать путь к сердцам и кошелькам монмартрской публики. В короткий срок кабаре стало необычайно популярно, в него любили захаживать и завсегдатаи Монмартра, и представители артистической богемы, и состоятельные буржуа, и даже светила из высшего света.

Создатели кабаре подобрали хорошую труппу танцовщиц, которые, вопреки сложившемуся впоследствии мнению, танцевали только одетыми, хотя и относительно фривольно. Вскоре все лучшие танцовщицы получили от посетителей прозвища, с которыми многие девушки вошли в историю. Например, Нини-Пат-ан-л'Эр (Нини – Лапки кверху), Жанна Авриль (Динамит), Рэйон д'Ор (Золотой лучик). Самой же известной танцовщицей того периода стала Луиза Вебер, получившая прозвище Ла Гулю (Обжора). Она и на самом деле любила хорошо поесть и выпить за счет посетителей, к которым охотно подсаживалась за столики. Благо, канкан – не балет, из-за лишнего веса партнер не надорвется, да и публике больше нравятся крепенькие девушки, на которых трусики и чулки не висят как на швабрах. Да и быть пикантной, но одновременно вульгарной и чувственной, без распирающей блузу крепкой груди – трудновато.

История жизни Ла Гулю характерна для многих танцовщиц и певиц кабаре. Её мать владела небольшой прачечной, в которой и будущая танцовщица еще в детстве приобщилась к труду. Затем недолго работала продавщицей цветов, перепробовала и другие профессии, пока не остановила свой выбор на танцах. Первоначально подрабатывала в танцклассах в пригородах Парижа offshore company, затем стала танцевать в небольших заведениях на Монмартре. Здесь-то её и приметил Шарль Зидлер и пригласил в год открытия Мулен Руж танцевать на сцене нового кабаре.

В Мулен Руж к Ла Гулю пришла слава, здесь её называли не только «Обжорой», но и «Звездой Монмартра», здесь она познакомилась с Тулуз-Лотреком и Ренуаром, многими другими не менее известными парижанами. Рассказывают, что Ла Гулю умудрилась «раскрутить» на шампанское даже принца Галльского (будущий король Англии Эдуард VII), заглянувшего в Мулен Руж посмотреть канкан, о котором за Ла-Маншем рассказывали столько необычного. Видимо, канкан в исполнении Ла Гулю наследника престола не разочаровал.

В Мулен Руж Ла Гулю танцевала до 1895 года, здесь её гонорары стремительно взлетели вверх, позволив за несколько лет скопить солидный капиталец и открыть наконец собственное дело. Даже перестав танцевать, Ла Гулю не утратила популярность. Уже на закате жизни она иногда захаживала в Мулен Руж, чтобы под восторженные аплодисменты подняться на сцену и послать публике воздушные поцелуи. Однако от предложений присесть за столик обычно отказывалась, Ла Гулю медленно скатывалась к алкоголизму, но не хотела, чтобы любившая её публика об этом знала. Умерла Звезда Монмартра в 1929 году.

В конце прошлого века Ла Гулю снова вернулась на Монмартр: в 1990 году её останки торжественно перезахоронили на местном кладбище. В это время произошел новый всплеск популярности легендарной танцовщицы, вышел посвященный Ла Гулю роман Эваны Анской, а затем и «мемуары», написанные от имени танцовщицы её правнуком, писателем и певцом Мишелем Суве.

Голосов пока нет

Когда хастл танцуется с удовольствием,
не бывает ошибок – только новые движения!
© КСТ DIG

Copyright © Dmitry Spitsyn, 2008-2013